nnils (nnils) wrote,
nnils
nnils

Украина - геноцид мазепинцев и КАК ШВЕДЫ УКРАИНЦАМ НЕЗАВИСИМОСТЬ НЕСЛИ

Напомню недалекое прошлое, когда в результате оранжевого шабаша и технологий цветных революций, Ющенко привели к власти.

Европейская интеграция так далеко шагнула в сознании оранжевых политиков, что по логике современных «мазепинцев и мазепологов», шведская армия отправилась отвоевывать украинскую независимость, ради чего, вероятно, и затеяла Северную войну.

Начало распространения шведской цивилизации и отвоевывания украинской независимости по иронии судьбы выпало в 1704 г. славному Львову, принадлежавшему тогда полякам. Шведы осадили город, нацелив специальные пушки, из стволов которых и должна была струиться украинская независимость.

Но оказалось, тогдашние львовяне были куда патриотичнее современных и восприняли приход шведов, как обычную оккупацию и начали ожесточенно сопротивляться. Скандинавский генерал Стенбок потребовал сдачи и контрибуции, на что местные жители решили «за вольность стоять и не токмо вскоре людей для того вооружить, но буде нужда придет, самим на кони садица и в поле выступить обещались».

Однако шведы были неплохими бойцами, и город был взят. После в нем учинили зачистку, достойную американских морских пехотинцев в Багдаде. Большую часть львовян жестоко истребили, рубили их прямо на улицах, затем грабили дома и церкви, «все серебро из костелов взяли и у жителей городских деньги и сукна взяли». В помещении Львовского архива шведы устроили конюшню, используя актовые книги и фолианты как подстилку для лошадей. Исследователь западноукраинских архивов И. Линниченко писал в 1888 г. в «Киевской старине»: «Вследствие бесцеремонного хозяйничания шведов целые книги представляют собой теперь ряд небольших кусочков, в которых уже ничего нельзя разобрать, но они старательно сохраняются для потомков».

Ну не могли свободные шведы смириться с тем, что где-то рядом стонет от колониальной эксплуатации москалей несчастный украинский народ!

Шведов объявили "освободителями" и ....неожиданно под Полтавой собрались строить музей Швеции, по заявлениям местных архитекторов, для пантеона «шведским освободителям» , выделив большущую территорию.
Городские власти отдали шведско-американским исследователям поле битвы, которое они во главе с каким-то «ассоциированным академиком» обследуют с металлоискателями в поисках шведских могил, попутно начав рыть и скифские курганы (их на поле до 30). В городе тогда появилось уже столько шведов, что пора было вводить в школах изучение шведского языка.
ющер1
Привыкли руки к топорам...

Cобственно, в Украину шведы прибыли в довольно сложный для них момент. Драбантов изрядно потрепали под Добрым и Раевкой на границе Смоленщины, и наконец, у белорусского селения Лесная в сентябре 1708 г. Двигаться на Москву или Петербург при таком раскладе Карл XII уже не мог, что подтверждают и шведские источники. Но в дело вмешался случай, благодаря которому гетман Иван Мазепа, пообщавшись с близкой к Станиславу Лещинскому — княгиней Дольской, все же решился «звать варягов». И вот шведские драбанты потянулись по украинским дорогам...

Издав указ о праздновании «300-летия украинско-шведского договора», Виктор Ющенко, по всей видимости, внемлет «новым историкам», которые, отложив свои ставшие ненужными лекции по «истории партии», взахлеб вещают о том, что шведы несли в Украину европейские ценности и обещания свободы. Но даже вяло соображающему человеку должно быть понятно, что за ценности может нести вооруженная до зубов армия чужестранцев, к тому же протестантского вероисповедания, к которому и католики, и православные тогда относились почти как к секте.

Шведские ценности очень скоро почувствовали на своей шкуре украинские крестьяне. «А где неприятели стоят и чинят великое разорение: и скот, и платье берут без купли, и сапоги... И насилие чинят над женским полом, а где застанут жителей — положено со двора по быку и по четверти ржи», — писал в донесении капитан А. Ушаков.

Идеи скандинавской демократии и мазепинской незалежности не нашли отклика, на что шведы ответили созданием карательных отрядов. Например, отряд Томаса Функе, получивший приказ «детей и пожитки огнем и мечом, як насторожей карати...»

Казаки-разбойники?

Не отставали от шведов и примкнувшие к ним герои нынешних мифов — мазепинские казаки и часть запорожцев Костя Гордиенко. Там, где они не справлялись сами, просили на подмогу шведов. В Прилуках Андрей Горленко убедил генерала Крейца вырезать жителей на том основании, что «крім їхнього, горленковського дому, більше немає в місті інших приятелів шведам». Известно, что население ни шведов, ни тем паче Мазепу не поддержало, вот и нервничали национальные герои, а невроз этот выливался в казни и грабеж.

По свидетельству кобеляцкого казака Гарасима Лукьянова, «запорожцы Гордиенко на станциях у жителей берут хлеб и всякой харч силою, и хозяевам ни в чем воли нет». Известно также, что казаки собрались «купами» и разоряли пасеки.

Враги православия

Особое отношение демонстрировали шведские солдаты к православным храмам, куда заводили лошадей и кололи иконы штыками, а то и вовсе разогревали пищу на кострах из икон. Церкви нещадно и методично грабились.

В подавляющей своей массе шведы и норвежцы были протестантами, а поддерживающие их поляки Станислава Лещинского — католиками. С действиями последних в отношении православных храмов украинцы были знакомы и помнили генетически, а тут и протестанты продемонстрировали себя во всей красе.

Наглядный пример — иконы полтавского Крестовоздвиженского монастыря, на которых шведы вырезали шахматные доски, дабы коротать досуг между убийствами местного населения. Иконы эти вносили перед войсками в спасенную Полтаву уже после сражения. Любопытно, что директор музея Полтавской битвы А. Янович прекрасно знает эту историю, но почему-то не спешит поведать ее своему президенту...

Шведы на родине Ющенко

Особенно жестоко шведы действовали на Сумщине — родине В. Ющенко. Полки Дукера и Таубе, встретив сопротивление, сожгли дотла село Смелое, причем сделали это по настоянию самого Мазепы, раздраженного отсутствием поддержки среди земляков.

Едва не закончилась трагедией осада города Недригайлова (ныне районный центр, которому территориально подчиняется родное село Ющенко — Хоружевка). Город был уже обречен, когда шведы, узнав о приближении отряда Ушакова, сняли осаду и отступили.

Но вот что действительно интересно, так то, что село Хоружевку прикрывал от шведов столь ненавистный нынешней украинской исторической науке Александр Меньшиков!
Виктор ШЕСТАКОВ. 23 - 29 ноября 2007 г.
читать все http://2000.net.ua/2000/svoboda-slova/natsija/26997

мазепа
Г. Седерстрем. Мазепа и Карл XII на берегу Днепра или Мазепа и Карл XII после Полтавской битвы

КАК ШВЕДЫ УКРАИНЦАМ НЕЗАВИСИМОСТЬ НЕСЛИ

На войне, как на войне?

Шведы отметились своими карательными акциями еще до вступления в малороссийские пределы. Наиболее кошмарная история произошла у Фрауштадта, где Рёншильд разгромил русско-саксонский корпус Йохана Матиаса Шуленбурга. Тогда в плен попало по разным оценкам до 7 с половиной тысяч человек. Их было так много, что Рёншильд вопрошал у своего короля, что с ними делать, и получил указание – из немцев и швейцарцев сформировать новые батальоны, а русских уничтожить. Шведский историк Питер Энглунд пишет, что русских офицеров показательно расстреляли каждого перед строем выстрелом в голову. Солдат, по одним источникам, расстреливали залпами, по другим, дабы не тратить патроны, перекололи штыками. И даже здесь шведы проявили европейскую изобретательность – солдат укладывали один на одного, чтобы одним ударом штыка убивать сразу пару.

А вот свидетельство самого Рёншильда, который написал печально известное письмо Карлу, где предлагал способы борьбы с партизанами: «Мне известно, что вы в целом стесняетесь их наказывать. Населенный пункт, в котором совершено нападение на шведский отряд, должен быть сожжен дотла вместе с окрестностями. Жителей деревень, которых вы схватите, при малейшем подозрении в неблаговидных против нас поступках следует повестить, чтобы они боялись и знали, что если нас разозлить, то не будет пощады даже для детей в колыбели. Лучший способ наказания – это уничтожение и сожжение всего в округе и превращение местности в пустыню, чтобы там Вам больше никто не мешал. У нас нет особых новостей, мы тоже здесь на страже и подвергаем сожжению каждый населенный пункт, где появится неприятель. Недавно я приказал сжечь целый город, а его жителей – повестить». Это о городке Нешава.

После боя под Клецком, который дал шведам полковник Данило Апостол, генерал Крейц, разъяренный неудачей, вернулся в городок Лакович и сжег его с жителями. После были уничтожены крепости Несвич и Забирс, города Любомир и Пултуск.

Отметились шведы и в Галиции. О глумлении над львовскими святынями знают многие. Генерал Магнус Стенбок был отправлен в Галицию, дабы пополнить запасы продовольствия и военно-полевой кассы. Собирали по-европейски, не торопясь, методично. Обступали городок и выдвигали требования. Если воевода ломался, то городок просто поджигали и шли далее…

Украина в крови

Тема шведского геноцида в Малороссии практически не изучена. В связи с чем представляется важным составление полтавскими историками Виктором Шестаковым и Юрием Погодой «Мартиролога малороссийских городов и сел, уничтоженных шведскими оккупантами и предателями-мазепинцами в 1708-1709 гг.». Вот какие факты можно из него вынести.

Оказывается, за год нахождения на территории Малороссии-Украины шведские оккупанты и примкнувшие к ним мазепинцы отметились жуткими преступлениями, которые не отличаются от подобных акций гитлеровцев. Карл XII предвосхитил Гитлера, а Мазепа – Романа Шухевича.

Пришествие чужаков и врагов, захватчиков, насильников, врагов Веры вызвало среди малороссийского населения волну народного сопротивления. История свидетельствует, что лишь одно село Атюша (под Кролевцом) встретило шведов и Мазепу хлебом-солью, все остальные закрывали ворота и ожесточенно сопротивлялись.
8 октября 1708 года военный комиссариат шведской армии от имени короля издал универсал к населению Гетманщины, в котором население убеждали не уходить в леса, достойно встречать шведов провиантом. В противном случае людям угрожали, что «они до конца разорены будут». «А где есть неприятели (стоят) и чинят великое разорение: и скот, и платье берут без купли, и сапоги… И насилие чинят над женским полом. А где застанут жителей – положено с двора по быку и по четверти ржи», - докладывал Меншикову капитан-поручик А. Ушаков.

Первой жертвой шведов стал городок Смелое под Ромнами. Когда сюда пришли оккупанты, не обольщаясь по поводу своей дальнейшей судьбы, жители Смелого ушли из города вместе с русскими войсками. Шведы же, заняв город и простояв в нём один день, сожгли его дотла. Причём сделано это было именно по настоянию Мазепы.
Далее из мартиролога, который составлялся полтавчанами на основании шведских и русских документов, следует, что в Сумской области по приказу генерал-майора Стакельберга сожгли с жителями село Игнатовку (под Кролевцом), село Обтово (сожгли по приказу Мазепы).

Особо жестоко вели себя шведы на родине нынешнего президента Ющенко, где население упорно сопротивлялось захватчикам, как, например, город Недригайлов, отбивший атаки отряда генерала Дукера. Город был сожжен.

Отказались впустить шведов и оказали яростный отпор оккупантам жители села Олешня под Ахтыркой. Даже когда неприятель ворвался в село, последние защитники Олешни взошли на деревянную башню, показывая готовность сражаться до последнего. Тогда по приказу генерала Гамильтона башню подожгли, и героические защитники мученически погибли в пламени. После были казнены 400 мирных жителей, 70 русских драгун и воевода.

Особо кровавым было преступление в городе Терны. Его подробно описали шведский полковник барон Карл Магнус Поссе, прусский генерал на шведской службе Давид Натаниэль фон Зильтман и историк-летописец Г. Адерфельд.

До появления шведов гетман Мазепа прислал жителям указание начать сопротивление русским, но жители отказались. Тогда к Тернам прибыл отряд живодера полковника Томаса Функе с отрядом мазепинцев. 9 декабря 1708 года шведы и их прихлебатели около часа пытались штурмовать город, потеряв при этом несколько десятков человек.
Взбешенный Функ устроил кровавую резню. Жители города укрылись на церковном подворье, ворвавшиеся туда шведы и мазепинцы стали рубить женщин и детей, а потом согнали людей в церковь и сожгли живьем. В дальнейшем этому карательному отряду и его командиру-палачу Карл XII послал 16 декабря свой универсал, в котором говорилось, что за непослушание шведам и Мазепе приказано не только жителей, но «и их детей и пожитки огнем и мечом, как наисторожей карати…».

Остался кровавый шведский след и на Черниговщине, где оккупанты и предатели уничтожили жителей поселка Смела. Пострадал и город Прилуки, занятый благодаря предателю – местному полковнику-мазепинцу Дмитрию Горленко. Сын Дмитрия Горленко Андрей убеждал шведского генерала Крейца вырезать жителей на том основании, что «крім їхнього, горленковського дому, більше немає в місті інших приятелів шведам». В результате, в городе казнили и пороли местных жителей, выражавших открытое недовольство.

Потом пришла очередь Слобожанщины, куда Карл двинул войска зимой 1708 года в надежде прорваться на Москву. Двигаясь на восток, они подошли к Красному Куту (Краснокутск Харьковской области). Здесь им был дан показательный бой, где оккупанты потеряли около двухсот человек.
В отместку Карл XII приказал забрать женщин и детей, оставшихся в Красном Куте, и гнать их вслед за армией, после чего город был сожжён дотла. «Самое ужасное, - писал в своём дневнике шведский офицер-фенрик Петре, - было видеть маленьких детей, которые должны были идти со своими матерями по глубокому мокрому снегу, достигавшему коням до живота. И так принуждён был идти бедный народ пешком, видя, как горят его хаты и селения. Это привело к такому плачу и крику, что и камень мог бы от этого опечалиться». Двигающиеся на Слобожанщину шведы сожгли Колонтаевскую слободу (Коллонтаев).
На Слобожанщине в огне погибли городок Куземин, села Хухра, Лутище, Каплуновка, Мурафа, Камышенка. Шведы были остановлены под селом Городня, которое ожесточенно оборонялось, за что 12 февраля 1709 года было полностью сожжено. Шведский летописец Нордберг пишет: «Жены жителей Городни были взяты в плен за дерзость своих мужей, которые осмелились стрелять в нас из маленькой крепости, куда они бросились при нашем приближении».

Cожженая Полтавщина

Наибольший ущерб шведы и мазепинцы нанесли мирному населению Полтавщины. Еще в ноябре 1708 года был частично сожжен Гадяч. Здесь же была тюрьма для малороссийских партизан.
28 декабря 1708 года шведы подошли к Зенькову, озлобленные после неудачи под Веприком, осада которого продолжалась.

Но ворота города оставались закрытыми, а жители стояли на валах с оружием на изготовку. Это привело в бешенство замерзающих шведов и их короля, и Карл XII отдает приказ поджечь городской палисад. Утром следующего дня Мазепа отправил к стенам Андрей Войнаровского, но увещевания предателя и его угрозы не нашли ответа, а мазепинский племянник был осмеян. Тогда начался штурм. К вечеру город пал, а шведы перебили часть жителей.

Героическая оборона крепости Веприк, что под Гадячем, может стать образцом мужества. Под его стенами шведы потеряли 4 полковника, 2 подполковника, 3 майора, 7 капитанов, 9 поручиков и прапорщиков, 1385 солдат. Тогда король начал вести переговоры о «почетной сдаче в плен».
Комендант, полковник Вилли Юрьевич Фермор в связи с отсутствием боеприпасов пошел на сдачу с обязательными «почетными условиями», но шведы проявили коварство и напали на выходящих из крепости солдат, которых полураздетыми погнали в Зеньков. Обоз гарнизона шведами был вопреки договору разграблен, а сама крепость сожжена, для чего был издан особый королевский приказ майору Вильдемайеру – «обратить его (Веприк) в пепел».

К расправе над пленными Мазепа тоже приложил свою руку: 400 человек крестьян и мещан Веприка были отданы бывшему гетману, как его подданные. Он приказал бросить их в Зеньковские подземелья, где большинство из них погибли. Бумаги военно-учётного архива Главного Штаба свидетельствуют, что помогать шведам добровольно вызвался некий мазепинец - казак Гадячского полка, который после занятия шведами Веприка «многих малороссийского народу людей, которые служили Царскому Величеству верно, мучил и их пожитки отдавал шведам». В дальнейшем русских солдат и малороссийских казаков направили в концлагерь в Старых Санжарах.

После неудачного для шведов боя под Рашевкой, в бессильной злобе Карл XII приказал сжечь село дотла, что 9 марта 1709 года и было в точности исполнено. Шведский барон фон Зильтман указал, что это сделано потому, что там все время «держалась вражеская партия».
В период оккупации в Лохвицу прибыл генеральный есаул Мазепы Михаил Гамалия вместе с лохвицким сотником Павлом Мартосенком. Они всячески склоняли мещан и казаков послать на поклон к Мазепе в Ромны известных, знатных («значных») людей. Но народ отказался. За это жителей было велено «бить смертным боем и повешать». Несколько дней, объятые ужасом, лохвичане прятались в церкви, а затем, оставив все пожитки, бежали вместе со своими женами и детьми «через степи и поля пахотные до войска Его Царского Величества». Гамалия и Мартосенко за такое неповиновение «приказали разорить весь наш скот, пажитков наших; и разорено все до конца», - писали челобитчики (Н.И. Костомаров, Мазепа и мазепинцы. Издание II, СПБ, 1885, стр. 609).

Были сожжены городки и села на границе со Слобожанщиной Лютенька, Зуевка, Котельва. Сотенное местечко Ахтырского казачьего полка село Великая Рублевка (Котелевский район Полтавской области) было занято шведской армией Карла XII зимой 1709 года. После ночевки в селе, по приказу короля его полностью сожгли по подозрению в связях с партизанами, большая часть жителей была истреблена.
История села Чернухи стала одной из самых больших трагедий Северной войны. О ней поведал в своём дневнике участник похода Карла XII в Малороссию полковник Поссе, пересказав рассказ главного участника, палача подполковника Томаса Функе.

11 декабря 1708 года отряд Томаса Функе подошел к земляным валам Чернух – небольшой укрепленной крепости. Сдавать город и переходить к мазепицам никто не собирался, потому шведы пошли на штурм, но были отбиты. На валах вместе с мужиками стояли и женщины с детьми, обороняясь всем, чем только можно. Был отбит и второй штурм.

Но после третьей атаки защитники крепости не выдержали. Ворвавшись внутрь кольца обороны, шведы устроили жесточайшую резню: 16 тысяч человек, преимущественно обывателей, было изрублено насмерть. «Относительно тех, кто закрылись в церкви (а в ней было полно людей, которые категорически отказались открыть двери), - Функе приказал поджечь церковь, и все, кто там был, сгорели», - пишет Поссе. Город был полностью сожжен. А жители истреблены.

В селе Решетиловка, где базировался отряд шведского генерала Крейнца, после активизации партизанских нападений, пойманным мужикам, «которые подкладывали огонь под избу», отрезали носы и отправили Шереметьеву. Проводились в Решетиловке и показательные экзекуции.
Трагична и судьба знаменитого центра гончарства - села Опошни, где некоторое время находилась ставка шведского короля и располагался ретрашемент (укрепление). Некоторое время здесь несли трудовые повинности пленные солдаты и пойманные местные жители, фактически это был трудовой лагерь.
Когда шведы оставляли «штаб-квартиру», они выжгли её дотла, предварительно устроив показательную экзекуцию. По воспоминаниям фон Зильтмана: «Экзекуция состояла в том, что сын должен был расправиться с отцом, потом другой крестьянин с сыном и т. д. Последний из крестьян был «милостиво пощажен». Пощада эта состояла в том, что над последним некому было измываться, и его сразу повесили».

Жестокие наказания проводились над местным населением и во всех хуторах и селах, находящихся вблизи осажденной Полтавы. В селе Малые Будищи находилась ставка шведов, но местные жители, уйдя на противоположный берег Ворсклы, создали там импровизированный лагерь и устраивали успешные нападения на оккупантов. Карл XII, узнав, что партизаны проникли в самое их расположение, пришел в ярость и угрожал своим военачальникам самыми крутыми мерами карать за подобный недосмотр. В Великих Будищах было установлено несколько виселиц и проведены акции устрашения – шведы демонстративно вешали здесь захваченных ими партизан.

Особое отношение демонстрировали шведские солдаты к православным храмам, куда заводили лошадей и где кололи иконы штыками, а то и вовсе разогревали пищу на кострах из икон. Храмы нещадно и методично грабились.
Надо ли напоминать, что в основной (если не в подавляющей) своей массе шведы и норвежцы были протестантами, а поддерживающие их поляки Станислава Лещинского – католиками. Если с действиями последних в отношении православных храмов украинцы были знакомы и помнили генетически, то протестанты демонстрировали себя во всей красе.
Иллюстрацией этого отношения может служить икона Св. Якова, на которой шведы вырезали шахматные доски, дабы коротать досуг между убийствами местного населения. Икону эти вносили перед войсками в спасенную Полтаву уже после сражения…

Вот такой геноцид украинцев проводился 300 лет назад, и проводили его те, кто нынче стал национальным героем и стратегическим союзником…

Виктор Анисимов
Tags: Российская Империя, Украина, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments