nnils (nnils) wrote,
nnils
nnils

Роль Лютера - 1 и о ереси жидовствующих..

Такое впечатление, что опять хотят в мире отыграть новую пьесу по старым нотам.
А этот “военный коммунизм” реформации даже очень узнаваем, не правда ли?
Думаю, что Лютера, как и других "реформаторов"- протестанистов, или играли в темную более могущественные силы, или те были с ними заодно.
Капитализм дышал в спину.. Европа просто захлебывалась в крови протестанизма и реформации.

Оригинал взят у ss69100 в Роль Лютера - 1
Мартин Лютер — один из основоположников протестантизма в христианском вероучении и крупнейший лидер немецкой Реформации. Читая его биографию, складывается впечатление, что он действовал как одиночка. Но такое маловероятно. За его спиной стояли очень большие силы, которые стремились к своей цели, а Лютер был лишь пешкой в их руках.
Прежде всего, для деятельности Лютера была подготовлена основательная почва.
.
Приведём здесь краткое содержание и некоторые цитаты из статьи «Спор о еврейских книгах»(§1).
В 1507 году некий крестившийся иудей Пфефферкорн выступил с обличениями своих бывших единоверцев иудеев. Пфефферкорн требовал запрета “позорного” ростовщичества и иудейских религиозных книг:
.
«Поддержанный монашеским орденом доминиканцев Кёльна, он добился в 1509 году от императора Максимилиана мандата на повсеместное изъятие талмудической и каббалистской литературы якобы с целью проверки, не содержат ли она чего антихристианского. В случае обнаружения крамолы, изъятые книги подлежали сожжению».

Иудеи стали защищаться и привлекли на свою сторону в качестве эксперта имперского советника доктора Иоганна Ройхлина,известного в то время правоведа. Ройхлин знал к тому же еврейский язык.

«Ройхлин категорически восстал против сожжения еврейских книг. Автор грамматики и словаря древнееврейского языка, он энергично защищал почитаемые им писания, указывал на значение еврейских книг для развития человеческой мысли и самого христианства, ссылался на то, что даже языческие авторы не уничтожаются, их книги переводятся и изучаются. Его отзыв содержал и такое положение: “Иудаизм как религия не представляет никакой опасности или угрозы христианству”.

Пфефферкорн обрушился на него в памфлете “Ручное зеркало” (1511), обвинил в невежестве и договорился до того, что учёный муж якобы подкуплен евреями. Против Ройхлина, “этого старого грешника и поклонника этих лживых евреев”, активно выступали магистры теологии Кёльнского университета Арнольд Торнгский, Ортуин Граций и инквизитор города Кёльна Якоб фон Хохстратен. … противников у Ройхлина было много, в том числе и богословы факультетов в Левене, Кёльне, Майнце, Эрфурте и Париже. Однако на стороне Ройхлина оказались архиепископ Майнца, император и даже сам Папа. Еврейские книги были спасены.

Всеобщая дискуссия, начавшаяся в Кёльне в 1507 году, продолжалась десять лет. Дело разбиралось Латеранским собором в 1516 году, и решено было в пользу Ройхлина. После победы Ройхлина Лютер смог начать Реформацию».

Лютер был монахом Августинского ордена, а главный наместник ордена стал духовным отцом и другом Лютера. Что же это за орден августинцев? Орден августинцев был образован в XIII веке и утверждён папой Александром IV. Августинцы распространили свою деятельность во многих странах Западной и Центральной Европы. В эпоху наибольшего своего процветания, в начале XVI века орден насчитывал до 30 тыс. членов, обитающих в 2000 мужских и 300 женских монастырях.
.
С XVIII века орден теряет значение (выполнил свою задачу). Будучи членом этого ордена, Лютер направляется на учёбу в университет, заканчивает его и получает учёные степени по философии и теологии. В 1510 году орден посылает его в Рим, где он прожил четыре месяца. После этого Лютер встретился со своим духовным отцом и пожаловался ему на полное разложение Рима, в котором царит алчность и продажность. Духовник послушал его и сказал:

«Потерпи немного, сын мой. Не минует Божья кара этих злодеев. Сохранилось древнее пророчество, что всё это рухнет, когда монах Августинова братства восстанет на Рим».

Ясно, что никакого древнего пророчества быть не могло, потому что сам орден к тому времени имел ещё не очень долгую историю, но из приведённой фразы становятся понятны цели руководителя августинцев. Лютера готовили в качестве лидера, ударной силы реформации и он оправдал эти надежды, справившись со своими задачами.
Приведём основное содержание статьи «Реформатор Мартин Лютер и евреи»(§2):

«Имя Мартина Лютера вызывает в еврейской среде однозначную реакцию: — Юдофоб! Что тут возразить?! Репутация вполне заслуженная. Но очень немногие знают, что приверженцы Римской церкви называли отца Реформации при жизни не иначе как “объевреившийся Лютер”, а если не щадить чувств читателя и говорить без обиняков, то звали его — “пол-жида”. Чем заслужил он такую “честь”? И как совместить несовместимое?

В ХVI веке к традиционным обвинениям в адрес евреев Германии прибавилось ещё одно: они, якобы, повинны в начавшейся Реформации.

Речь идёт о еврейском “колорите” раннего протестантизма (особенно его левого крыла), о присутствии иудейского элемента в реформистском христианстве.

А что происходит в Германии в начале ХVI века? Там зарождается и набирает силу движение за обновление церкви — Реформация. Очевидно стремление реформаторов превратить Библию в основополагающий центр христианской жизни. Наблюдается демонстративный отказ от пышности католицизма, доходящий до иконоборчества. Ширится протест против сложной системы католической теологии. Налицо намерение устранить посредническую функцию священников, возврат к простоте раннего христианства.
.
Заметен растущий интерес христианских теологов к древнееврейскому языку, попытки прочесть древние писания в оригинале (эта тенденция усилилась после “спора о еврейских книгах” и победы Ройхлина), предпочтение персонажей Ветхого завета в качестве образцов для подражания. Всё это давало почву папистам обвинять Лютера в “иудаизации”, как обвиняли они в том гуманистов и Ройхлина, Меланхтона и Сервета, родоначальника унитаристского движения, Кальвина и пуритан. По мнению папистов, лютеранство ведёт к кальвинизму, кальвинизм — к унитаризму, унитаризм — к адвентизму (субботники), а от адвентизма до иудаизма — один шаг.

Но так ли велика была опасность “иудаизации”, исходящая от отца Реформации? И как соединить неизвестные большинству из нас обвинения Римской церкви против Лютера в иудаизации с его стойкой в нашем сознании репутацией страшного юдофоба? Писания Лютера против евреев следует рассматривать не изолировано, а в совокупности с другими работами, где он позитивно пишет о евреях. Но ещё важнее включить еврейскую тему в общий разговор о личности, жизни, учении и деяниях Мартина Лютера.

Вслед за средневековыми теологами Лютер резко высказывается против Талмуда, хотя его не знает. Он обвиняет евреев в богохульстве, считает, что их верования враждебны христианству, и не собирается деятельно участвовать в судьбе еврейства.

В 1516 году Лютер начинает учить древнееврейский язык, пользуясь учебником Ройхлина и грамматикой Кимхи, достаточно быстро продвигаясь в нём. Этот шаг продиктован его намерением перевести заново Библию, помогая себе текстом на языке оригинала. Древнееврейский язык для него — язык Божественный, богатый и простой одновременно.

Будучи не только теоретиком, но и практиком, Лютер, оказавшись в Вартбурге, вплотную берётся за “решение еврейского вопроса”. Прежде всего, нужно переломить общественное мнение, необходимо расположить народ к евреям. В первом же сочинении, написанном в июне 1521 года, Лютер, цитируя слова девы Марии из Евангелия от Луки (“Как говорил отцам нашим, к Аврааму и семени его до века”), утверждает, что милость Божия, которой Израиль сподобился через рождение Христа, в авраамовом семени, т.е. в евреях будет длиться вечно.
.
Лютер стыдил единоверцев за недружественное отношение к иудеям и объяснял, что “евреи — лучшая кровь на земле”. “Только через них святой Дух пожелал дать священное Писание миру; они — Божьи дети, а мы — гости и чужие; мы, подобно ханаанской жене, должны довольны быть тем, что, как псы, питаемся крошками, падающими со стола своих господ”(§3).

Эрцгерцог Фердинанд Австрийский, брат императора Карла V, на рейхстаге в Нюрнберге обвинил Лютера в том, что он, причисляя Христа к Авраамову семени, отвергает его божественное происхождение, а это — богохульство. Вот тогда-то и пишет Лютер свой памфлет “Иисус Христос, рождённый евреем” (1523). Он адресуется не евреям, а единоверцам.

Он заключает памфлет призывом: — Советую, прошу каждого поступать с евреями по доброте и обучать их Евангелию. В таком случае мы можем надеяться, что они придут к нам. Если же мы употребляем грубую силу и поносим их, обвиняем их в использовании христианской крови, чтобы освободиться от зловония, и не знаю, в каком ещё вздоре, поступаем с ними как с собаками, то чего доброго мы можем ждать от них?
.
Наконец, как мы можем ждать их исправления, когда мы запрещаем им трудиться среди нас в нашем сообществе, вынуждаем их заниматься ростовщичеством? Если мы хотим им помочь, то мы должны относиться к ним не по папистскому закону, а по правилам христианского милосердия. Мы должны по-дружески их принимать, позволить им жить и работать вместе с нами, и тогда они сердцем будут с нами, а если некоторые и останутся при своём упорстве, что плохого в том? И из нас не каждый — добрый христианин!

В памфлете доказывается, что в Ветхом завете содержатся зашифрованные упоминания о Богоматери, предсказания о рождении Христа, которые злодеи-талмудисты якобы скрывали от евреев, толкуя слово Божие вкривь и вкось. И если евреи прочтут Тору без “помощи” талмудистов, они обретут истину.

Весной 1522 года Лютер закончил перевод Нового завета на немецкий. “Я хочу говорить по-немецки, а не по-латински и по-гречески”. “Я для моих немцев рождён, им и хочу послужить”. Новый завет в немецком переводе Лютера распространялся по германским землям, как пожар по сухому лесу. Очевидец вспоминает, что все, кто умел читать, жадно читали и перечитывали его, обсуждали, спорили о нём и меж собой, и с людьми духовного звания. Появилось множество проповедников Евангелия, ходивших из дома в дом, из деревни в деревню. Мысль о равенстве перед Богом овладела умами бедняков. “Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто тогда был господином?” — вопрос этот не сходил с уст.

Кто знает, представлял ли сам Лютер масштабы последствий его выступления против Рима и папы? Вряд ли он предвидел, ударив в набат, какой крови это будет стоить. Вот уж поистине, “нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся...”

Германия заполыхала. Восставших возглавил бывший францисканский монах, доктор теологии, последователь Лютера, Томас Мюнцер. В толковании слова Божьего он оказался радикальнее учителя. Обращаясь к народу, он цитировал писание: “Говорил же Христос: я принес не мир, но меч”. Себя Мюнцер называл “мечом Гедеона” (§4). Он стал проповедником Евангелия, которое, по его мнению, предписывало равенство и братство людей на земле: “Всё да будет общим!” Этот девиз одушевлял тысячные толпы крестьян. Только в Швабии число восставших достигло трёхсот тысяч. “Бей, бей, бей! Куй железо, пока горячо! Раздувай огонь, не давай мечу простыть от крови, не щади никого... Бей, бей, бей!” — это призывы Мюнцера из его воззвания к народу.

Лютера, осуждающего мятежную ересь, восставшие не слышат. Никогда он не был так глубоко ранен. Напрасно он взывает к ним: “Бог запрещает восстание... Дьявол радуется ему...” Не слышат. Они внимают Томасу Мюнцеру: “Смотрите, самые подонки лихоимства, воровства и разбоя — вот кто есть наши великие мира и господа... Они распространяют заповедь Господню среди бедных и говорят: “Господь повелел: не укради!” Так они отягощают всех людей, бедного земледельца, ремесленника, и всё, что живёт, обдирают и обчищают, а если бедняк согрешит перед Всесвятейшим, то должен быть повешен. И тут доктор Лгун (так он аттестует Мартина Лютера — Г.И.) говорит: “Аминь”.

Крестьянская война всколыхнула население многих городов, в особенности тех, что были подчинены сюзеренам-епископам. Она охватила не всю Германию, а больше южно-германские земли: тюринго-саксонский и швабско-шварцвальдский районы, Франконию, Тироль. Крестьяне штурмовали и захватывали замки и монастыри, занимали города. Все это оборачивалось большой кровью.

Но отряд Мюнцера продержался недолго. Сам он был взят в плен, подвергнут пытке и обезглавлен. Он был в ту пору в возрасте Христа. Последователи его были казнены — повешены или обезглавлены — в зависимости от происхождения.

Лютер осудил насильственные действия крестьян, поддержал князей, призвал владык “бить, душить, колоть восставших тайно и открыто, как поступают с бешеными собаками”. Сто тысяч человек погибло в течение восьми месяцев.

В конце 1533 года дух Томаса Мюнцера, “бич гнева Божия”, ожил в Мюнстере, где подняли мятеж анабаптисты (второкрещенцы). Было объявлено, что Христос возвращается на землю, чтобы установить царство справедливости. Лидер восставших Иоанн Лейденский объявил себя Мессией и царем Нового Израиля. Мюнстер переименовали в Новый Иерусалим. Переименовали все улицы, дни недели. Население обязано было принять новое крещение, сопротивлявшихся убивали. Горожане стали называть друг друга “братья” и “сёстры”. Всё имущество и съестные припасы были обобщены, деньги отменены. Все книги, кроме Ветхого завета, были сожжены перед кафедральным собором. После краткого периода аскетизма установилась полигамия, многоженство. Город выдерживал осаду почти полтора года, живя по законам “военного коммунизма”.

Предостережениям Лютера внемлют лишь истинно верующие, остальные используют его вероучение для решения своих проблем. Крестьянская война — тому лучшее свидетельство. Лютер переживает крушение многих иллюзий. Среди них — его надежды на обращение евреев. Его всё больше раздражает их упорство и “слепота”. Натолкнувшись на глухое сопротивление, Лютер уже не надеется на диалог и видит в евреях противников.

Когда в 1537 году известный ходатай по делам евреев Йосельман из Росхайма, заручившись поддержкой и рекомендациями реформатора Капито из Страссбурга, обратится к Лютеру с просьбой воззвать к курфюрсту Саксонии Фридриху, умерить его гнев против евреев (речь шла об их изгнании из саксонской земли), тот в ответном письме откажет Йосельману, признавшись в том, что евреи не оправдали его надежд и разочаровали.

Узнав о многих случаях, когда крестившиеся было евреи возвращались в лоно своей веры, Лютер напрочь отказывает им в доверии. В “Застольных беседах”, которые велись в 1532 году, читаем: “Если я найду еврея, желающего креститься, я отведу его на мост через Эльбу, повешу ему на шею камень и столкну в воду. Эти канальи смеются над нами и над нашей религией”».

Из приведённого отрывка видно, что Лютер — фигура противоречивая и логику его поведения трудно объяснить. В начале своей деятельности Лютер действует заодно с иудеями, затем его отношение к иудейству резко изменяется.


-------------------------

(§1) - Ионкис Грета. «"Спор о еврейских книгах" как пролог к Реформации». (lib.babr.ru).

(§2) - Грета ИОНКИС (Германия). Реформатор Мартин Лютер и евреи. Журнал Вестник. № 23 (308) 13 ноября 2002 г. www.vestnik.com.

(§3) - В этой фразе выразился идеал социологических воззрений, носителем которых должно быть христианство, с точки зрения заправил библейского проекта в целом.

(§4) - Ветхозаветный персонаж — полководец.

Источник

Tags: переформатирование мира
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments