nnils (nnils) wrote,
nnils
nnils

Categories:

Путин присвоил статус ветеранов войны жителям осажденного Севастополя

Российский президент Владимир Путин подписал закон о присвоении жителям осажденного Севастополя статуса ветеранов Великой Отечественной войны. Документ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.



Закон предусматривает для граждан, которые были награждены знаком «Жителю осажденного Севастополя», ежемесячную денежную выплату, жилье, также власти компенсируют ветеранам расходы на оплату ЖКХ, будут предоставлены бесплатные лекарства, путевки на санаторно-курортное лечение и бесплатный проезд на пригородном железнодорожном транспорте.
Законопроект о присвоении жителям осажденного Севастополя статуса ветеранов Великой Отечественной войны был внесен депутатами «Единой России» в сентябре. В пояснительной записке говорилось, что в Севастополе на тот момент проживали 1217 человек, претендующие на статус ветерана Великой Отечественной войны.
На реализацию законопроекта необходимо в 2020 году 84 629,7 тыс. руб.; в 2021 году — 216 492,1 тыс. руб.; в 2022 году — 223 181,8 тыс. руб.
https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5fe1a0839a7947dc91e3eedd

Сопротивление советских войск на востоке Крыма было окончательно подавлено 18 мая 1942 года. Чтобы как можно скорее захватить город, немцы стянули к его границам не только войска, но и артиллерию.
Решающий штурм города начался 2 июня, при этом значительная часть советских войск была отвлечена атаками с воздуха.
Северная часть Севастополя была захвачена 17 июня, а уже 29-го немецкие войска вошли в город, однако ожесточенные бои продолжались.
Севастополь был захвачен 1 июля 1942 года.



«Оборона Севастополя» Александра Дейнеки




Немецкие солдаты в Севастополе.

Третий штурм Севастополя 2 июня-12 июля 1942 г. не был обычной армейской операцией, свидетельствуют следующие цифры:

сосредоточенные на подступах к Севастополю 203 тыс. солдат и офицеров 11 немецкой армии составляли 3% общей численности германских войск на советском фронте, но у нее на вооружении находилось 5% всей германской артиллерии (2200 орудий и минометов) и 17% всей боевой авиации (500 самолетов). Это при том, что фронт 11 армии под Севастополем составлял 40 км, а общая протяженность советско-германского фронта на тот момент – около 5000 км.

Что касается артиллерии, то под Севастополем находилось 80% всей сверхтяжелой артиллерии германской армии, как собственной, так и свезенной из всех оккупированных стран Европы (300 стволов) калибра 240, 280, 305, 355, 420, 615 и 810 мм (пушка “Дора”). Остальные 20% находились под Ленинградом.

Показатели немецкой авиации под Севастополем: 300 бомбардировщиков и 200 истребителей, или 40% всей бомбардировочной авиации немцев на южном крыле советско-германского фронта.

Если же взять соотношение сил по немецкой группе армий “Юг” с ее 1000 км фронта, то в лице своей 11 армии она сосредоточила на 40 км фронта под Севастополем 25% личного состава, 30% авиации, 11% артиллерии.

Аналогичные советские показатели в Севастополе составили: Приморская армия и соединения Черноморского флота – 106 тыс. человек (2% общей численности советских войск на фронте, или 10% южного крыла советского фронта), 1518 орудий и минометов (3% всей артиллерии Красной Армии и 10% советской артиллерии на южном направлении), 100 боевых самолетов (3% всей советской авиации и 10% авиации южного направления).

Таким образом, это соотношение сил диктовало одно условие: общее немецкое наступление против южного крыла советского фронта могло начаться только после того, как будет взят Севастополь.

Собственно, так и произошло. Несмотря на успех немцев под Харьковом, где они в период 12-30 мая 1942 г. окружили 3 советских армии, и на советском фронте на юге примерно 10 дней после этого была практически ничем не прикрытая дыра шириной до 150 км, командование группы армий “Юг” так и не смогло воспользоваться этим благоприятным обстоятельством, потому что его главная ударная сила (бомбардировочная авиация) была в это время сосредоточена под Севастополем. И только спустя месяц, 28 июня, когда падение Севастополя было уже очевидным, общее немецкое наступление на юге, наконец, началось.

В целом в ходе третьего штурма Севастополя в период со 2 июня по 5 июля 1942 г. немецкая артиллерия выпустила по позициям советских войск и по городу 1 млн. 360 тыс. снарядов и мин калибром 75 мм и более. А если к ним добавить огонь противотанковой артиллерии калибра 37,45 (трофейные) и 50 мм, а также ротных минометов калибра 50 мм (у немцев) и 60 мм (у румын), огонь зенитных автоматов 20 и 25 мм по амбразурам дотов и дзотов, то общее количество израсходованных артбоеприпасов приблизится к 2 млн. единиц, или 40% артбоезапаса группы армий “Юг”.

В результате артиллерийского огня такой интенсивности на каждый орудийный ствол немецких войск под Севастополем пришлось по 1000 выстрелов. Это привело к тому, что к моменту взятия Севастополя все 2200 стволов немецкой артиллерии под Севастополем полностью израсходовали запас живучести и были отправлены на металлолом после окончания штурма.





Но гораздо хуже для немецкой армии было то, что вместе со всеми артсистемами Германия из-за полного расстрела стволов потеряла и всю свою сверхтяжелую артиллерию, находившуюся под Севастополем (80% общей численности), а также израсходовала 90% запасов снарядов к ней, накопленных за период 1935-1942 гг. Оставшиеся 10% снарядов для сверхтяжелой артиллерии были израсходованы Манштейном в сентябре 1942 г. во время ликвидации 2-ой ударной армии под Ленинградом, и немецкая промышленность так до самого конца войны и не смогла возобновить производство снарядов калибра 240 мм и более в необходимом для боевого применения количестве, в результате чего оставшиеся под Ленинградом 20% сверхтяжелой артиллерии (около 100 стволов) с октября 1942 и до января 1944 производили по городу отдельные выстрелы, лишь напоминая о своем существовании, пока не были захвачены войсками Ленинградского фронта во время январского наступления 1944 года.

Но самое главное, что произошло под Севастополем и оказало влияние на весь ход немецкого наступления на юге в 1942 г., – это катастрофический расход авиабомб немецкой авиацией в ходе предварительной авиационной подготовки штурма в период 28 мая – 6 июня и поддержки с воздуха наступления войск 11-ой армии 7-30 июня 1942 г. Всего немецкая авиация в Севастополе за этот период совершила 23751 самолетовылетов и сбросила 20,6 тыс. т авиабомб (125 тыс. авиабомб разного калибра) или столько же, сколько английская авиация сбросила на всю Германию в 1939-1942 годах

Причем, когда к 20 июня 1942 немцы сбросили на Севастополь 15 тысяч тонн авиабомб, они полностью израсходовали все запасы, имевшиеся на складах группы армий “Юг” на конец мая 1942, и штурм вследствие этого неминуемо должен был захлебнуться, если бы не примерно 5 тысяч тонн авиабомб, захваченных под Керчью на складах Крымского фронта после его разгрома войсками 11-ой армии 8-20 мая 1942.

В результате этого общее немецкое наступление на юге, начавшееся 28 июня 1942 , в течение всего июля проходило при минимальной поддержке бомбардировочной авиации вплоть до первой декады августа 1942 г. и это при том, что германская авиация имела господство в воздухе.

Этим обстоятельством и объясняется то, что ежесуточные потери немецких войск летом 1942, в отличие от лета 1941 были либо равны советским, либо часто превышали их.

К 10 июля 1942 немецкие войска оказались в 200 км от Сталинграда, и город оказался в пределах досягаемости всех типов немецких бомбардировщиков, но вплоть до 23 августа 1942, то есть полтора месяца, германская авиация не тревожила город, и за это время Сталинградский тракторный завод и завод “Баррикады” успели выпустить около 600 танков и 1000 орудий (соответственно).



шсев1.jpg

Все авиабомбы, поступавшие с заводов и со складов других воздушных флотов германских ВВС на советском фронте, расходовались германской авиацией на юге, на поддержку наступающих сухопутных войск, и только к середине августа 1942, промышленности боеприпасов Германии удалось преодолеть кризис с авиабомбами на Восточном фронте в связи с предыдущим их неимоверным расходом в Севастополе.

Таким образом, Германия из-за Севастополя не смогла отправить на штурм Сталинграда сверхтяжелую артиллерию, и из-за нехватки израсходованных под Севастополем авиабомб в значительной степени на полтора месяца оказалась парализованной на юге деятельность ее бомбардировочной авиации.

За 250 дней осады города 11 немецкая армия потеряла убитыми, умершими от ран и погибшими от аварий и несчастных случаев 60 тыс. человек и 240 тыс. составили санитарные потери. Это столько же, сколько все германские вооруженные силы потеряли при захвате Западной Европы и Балкан в период с 1 сентября 1939 по 15 мая 1941.

В ходе первого штурма Севастополя 30 октября – 20 ноября 1941 немцы потеряли убитыми около 6 тыс. человек или примерно столько же, сколько при захвате Югославии и Греции в апреле-мае 1941.

Во время второго штурма 17-31 декабря 1941 потери 11-ой армии – 10 тыс. убитых или примерно столько же, сколько при захвате Польши в сентябре 1939.

В третьем штурме немецкие потери – 30 тыс. убитых или примерно столько же, сколько при захвате Франции в мае-июне 1940.




https://secrethistory.su/72-znachenie-vtoroy-oborony-sevastopolya-1941-1942-godov.html

Немцы планировали захватить Кавказ с его нефтяными месторождениями и двинуться в сторону Персидского залива. Черноморский флот и Севастополь стали серьезным препятствием для этих замыслов.

Генерал Эрих фон Манштейн, командующий 11-й немецкой армией, наступавшей на город, отдал приказ: "Севастополь — крепость слабая. Взять маршем, коротким ударом", а в приказе Адольфа Гитлера от 21 августа 1941 года звучало: "Важнейшей целью до наступления зимы считать не захват Москвы, а захват Крыма…"



генерал Эрих фон Манштейн

"Героем был каждый"

Бывший командир прославившейся в боях 7-й бригады морской пехоты генерал-лейтенант Евгений Жидилов в книге "Мы защищали Севастополь" отмечал: "Наш севастопольский плацдарм невелик. Но населен он густо. Здесь собрались представители всех народов, живущих в нашей огромной стране..."



Большую помощь в обороне оказывало население города. Работники севастопольского завода перенесли производство боеприпасов в штольни

Помогало сражавшимся огромное число добровольцев. 15 тыс. человек ушли в народное ополчение. В первые дни войны в армии не хватало оружия: винтовок, пулеметов, гранат, пистолетов. Военный совет постановил: собрать у населения охотничьи ружья, мелкокалиберки. В Крыму им изо всех сил помогали местные партизаны, которые в меру своих возможностей вели подрывную деятельность. Хотя прямую связь между партизанами Крыма и севастопольцами наладить было нельзя.

Военный историк Евгений Мельничук вспоминает, что в партизанские отряды записывали даже школьников 8–9-х классов. "Все были патриотами и пошли в отряд с известной долей романтики, однако первыми умерли от голода, многие застрелились — в общем, в первую очередь погибли эти ребята".

Повседневный героизм стал для жителей города нормой жизни. Рабочие Морского завода под обстрелами ремонтировали корабли, производили боевую технику, оборудовали два бронепоезда, построили и оснастили плавучую батарею N3 ("Не тронь меня"), среди немцев известную как Квадрат смерти. Она прикрывала город от налетов германской авиации с моря. В горных штольнях работали подземные комбинаты, где делали оружие и боеприпасы, шили белье, обувь и обмундирование. Под землей работали амбулатории, столовая, клуб, школа, детские ясли и сад, а впоследствии госпиталь, хлебозавод.



Сборка минометов в цехе спецкомбината Севастополя

"В мастерских чинили грузовики, бронетехнику, танки, ходовую часть орудий. Командиры боевых подразделений, экипажи машин порой со слезами на глазах умоляли ускорить ремонт. И рабочие ребята старались действительно не за страх, а за совесть", — пишет Георгий Задорожников.

Меня поражала непрерывность жизни, сохраняющейся везде, несмотря на ужас беспрерывных бомбежек и беспрерывных боев. Помню, на аэродроме увидел летчика, бреющегося перед боевым вылетом с хладнокровием человека, уверенного в возвращении. Помню почтальоншу, которая разносила письма, пробираясь через только что разрушенное здание в бомбоубежище; она знала, в каком бомбоубежище находится ее адресат
Леонид Сойфертис
севастопольский художник; из воспоминаний



....

На берегу у Херсонесского мыса остались притиснуты к морю десятки тысяч бойцов и командиров, без боеприпасов, медикаментов, продовольствия и воды. В ночь на 2 июля была подорвана бронебашенная батарея №35, на которой не осталось снарядов.

Раиса Холодняк, в 1942 году занимавшая должность секретаря Балаклавского райкома ВЛКСМ, вспоминала: "Говорили, что в радиорубке стараются связаться с большой землей и сказать, что здесь есть люди. Но нас не слышит земля — они (в радиорубке — прим. ТАСС) говорили так". К вечеру 3 июля 1942 года организованная оборона прекратилась, а стране объявили, что Севастополь сдан. Но на самом деле никто не сдавался. Город держал оборону еще 12 дней.







Последовавшие два года фашистской оккупации стали черным периодом истории Севастополя. В первые же дни фашистами было расстреляно более 3,5 тыс. мирных жителей, всего за 22 месяца оккупации в Севастополе было расстреляно, сожжено, утоплено в море 27 306 человек. В фашистскую Германию угнали 45 тыс. человек.

источник: "Нас не слышит земля": 250 дней и ночей обороны Севастополя
https://tass.ru/obschestvo/3732234





Tags: ВОВ, Севастополь, наши герои
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments