nnils (nnils) wrote,
nnils
nnils

Categories:

Первый инженер России Владимир Григорьевич Шухов. Настоящий русский патриот.

Творческое наследие Владимира Григорьевича Шухова называют по-разному. Но в начале ХХ века только так – Первый инженер России.


Как он сам говорил, этим высоким званием он обязан тому, что с самого начала своего инженерного пути отказался от подражания иностранцам и начал творить в оригинальном, чисто русском стиле, опираясь на лучшие традиции Ломоносова, Менделеева, Казакова, Кулибина. Все его инженерные и научные решения основаны на опыте народа, на достижениях русских ученых: Жуковского, Чебышева, Чаплыгина, Летнего, Марковникова.

Оригинальность и прогрессивность его инженерных решений дали возможность России противостоять экспансии иностранной технической мысли и на много лет обогнать ее.
«Человек – фабрика» называли его при жизни, потому что он один, всего лишь с несколькими помощниками, смог совершить столько, сколько по силам десятку НИИ.
Владимир Григорьевич Шухов ( 28 августа 1853 - 2 февраля 1939) - великий инженер, изобретатель, ученый; почётный член Академии наук СССР (1929), Герой Труда. Итак, неполная «азбука» Шухова, изобретенная, рассчитанная и созданная им. Все мы знаем эти технические создания. Но мало кто знает, к сожалению, что впервые они созданы они русским и в России!

Его проекты башен с использованием стальных гиперболоидных и сетчатых конструкций были растиражированы по всему миру.
Самая известная и высокая из них — в Москве на Шаболовке. Шухов сконструировал также стеклянную крышу ГУМа на Красной Площади (1889-1894 гг.), светопрозрачные перекрытия Музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина (1898-1912 гг.) и перекрытия залов Киевского вокзала в Москве (1912-1917 гг.) и еще десятки зданий — торговых пассажей, перекрытий цехов и трамвайных депо.






Гиперболоидные опоры ЛЭП высотой 128 м, установленной на берегу Оки.
На самом деле, опор было две, но одну из них в 2005 году уничтожили вандалы — ради металла.



А несколько лет спустя из нижнего яруса второй башни была вырезана треть балок. В таком виде башня простояла еще несколько лет, неся несколько тонн тросов и подвергаясь давлению воды и льдов во время половодий. Впоследствии утраченные элементы конструкции восстановили, и башня стоит до сих пор. Что уж говорить о ветровой устойчивости московской радиобашни.



Авторству Шухова принадлежит более 180 мостов через Волгу, Днепр и другие реки.

В период развития архитектуры авангарда Шухов с успехом сотрудничал с Константином Мельниковым, вместе с которым они спроектировали изящные большепролетные конструкции крыш Бахметьевского гаража и Гаража грузовых машин Моссовета.

Кроме архитектурных конструкций Шухов заложил основу современной нефтедобывающей отрасли — по его проектам строились нефтехранилища, нефтепроводы и первый завод по крекингу нефти.

Владимир Григорьевич Шухов родился в небогатой семье в городе Грайворон на берегу Южного Буга.
Отец его, Григорий Петрович Шухов, окончил юридический факультет Харьковского университета и уже в 29 лет он был произведён в титулярные советники и получил бронзовую медаль на Владимирской ленте за заслуги в Крымской войне 1853—1856 гг.
Мать, в девичестве — Вера Капитоновна Пожидаева — дочь подпоручика Капитона Пожидаева, имевшего маленькое имение в Щигровском уезде Курской губернии.

Из-за частых переводов отца семья жила в Курске, в Херсоне, в Санкт-Петербурге. В 1863 году Владимир Шухов начал учиться в петербургской гимназии. Уже в гимназии проявились его способности к точным наукам, особенно к математике: будучи гимназистом, он нашёл собственное оригинальное доказательство теоремы Пифагора.

В 1871 году он поступил в Императорское Московское техническое училище (ныне Московский государственный технический университет имени Баумана). Студентом Шухов изобрёл особый тип паровой форсунки.

В 1876 году, по окончании со званием инженера-механика и золотой медалью курса обучения в училище ему было предложено место ассистента у П. Л. Чебышева. Однако Шухов отказался от предложения, и, как лучший ученик училища, в составе научной делегации был направлен для ознакомления с достижениями промышленности в США, на Всемирную выставку.
На выставке он познакомился с А. В. Бари, который уже несколько лет жил в Америке, участвовал в строительстве зданий для Всемирной выставки, заведуя всеми «металлическими работами», за что получил Гран-При и золотую медаль. Именно А. В. Бари принимал российскую делегацию в Америке, оказывал ей помощь в знакомстве со страной и с выставкой, помогал в закупке оборудования, инструментов и образцов изделий для мастерских технического училища, показывал участникам делегации металлургические заводы Питсбурга, строительство железных дорог и все новинки американской техники.

Вернувшись из командировки в Соединенные Штаты, Шухов поступил на службу в управление Варшавско-Венской железной дороги. В это время он стал вольнослушателем Военно-медицинской академии.

Летом 1877 года А. В. Бари с семьей вернулся в Россию и пригласил Шухова возглавить отделение фирмы в Баку, где тогда начиналось бурное развитие нефтяного дела.
А в 1880 году пригласил Шухова на должность главного конструктора и главного инженера в свою фирму «Техническая контора инженера А. В. Бари» (позже «Строительная контора инженера А. В. Бари»)

В начале 1881 года жена Бари, Зинаида Яковлевна, среди разных семейных новостей сообщала сестре:
Шухов с октября месяца живёт в Москве и служит у Саши как главный его помощник по инженерной части, получает 200 рублей жалованья, помимо процентов.

На фирме Бари В. Г. Шухов проработал почти 40 лет и вспоминал:
Говорят, что Бари эксплуатировал меня. Это верно. Но и я эксплуатировал его, заставляя выполнять мои даже самые смелые предположения



Уже через полгода Шухов изобрёл форсунку, с помощью которой впервые в мире осуществил промышленное факельное сжигание мазута.
В 1880 году Владимир Григорьевич первым в мире осуществил промышленное факельное сжигание жидкого топлива с помощью изобретенной им форсунки. Это приспособление позволяло сжигать с пользой для дела мазут, который до той поры считался отходом нефтепереработки.

После того, как Нобели начали перерабатывать нефть с Балаханского месторождения, они поняли, что транспортировать нефть в бочках слишком дорого и медленно. Стали задумываться, а не построить ли им нефтепровод. С этой идеей и обратились к инженеру Шухову. А он взял и разработал проект строительства первого российского нефтепровода Балаханы – Черный город. Трубопровод был достроен и введен в строй в декабре 1878 года. Протяженность нефтепровода составляла около 10 км, диаметр трубы - 3 дюйма (7,62 см). Стальные трубы соединялись муфтами и нарезными концами. При помощи парового насоса по трубопроводу можно было прокачивать до 1280 тонн в сутки. За первый месяц нефтепровод перекачал 841 150 пудов нефти.



Благодаря таким темпам, строительство дорогостоящего сооружения окупилось в течение года. В последующие три года Шухов возвел в Баку и окрестностях еще три подобных магистрали, а также первый в мире мазутопровод с подогревом. Всё это позволило Шухову разработать теоретические основы проектирования, строительства и эксплуатации магистральных трубопроводов в целом. Эти расчеты актуальны и сегодня при прокладке самых современных нефтяных магистралей.

Шухов на бакинских нефтяных приисках впервые предложил осуществлять подъем и перекачку нефтепродуктов с помощью сжатого воздуха, используя эрлифт - разновидность струйного насоса. Он предложил и строительство первых в мире цилиндрических резервуаров нефтехранилищ.
Раньше добытая нефть просто хранилась в прудах под открытым небом. Именно он доказал, что цилиндр - это и есть наиболее экономичная форма резервуара для хранения нефти. Большим плюсом шуховских резервуаров были простота, экономичность конструкции и легкость их монтажа.



Установка В. Г. Шухова для термического крекинга нефти, 1931. Термический крекинг нефти это технология «расщепления» нефти при помощи высоких температур и катализаторов. Вместе со своим помощником С. П. Гавриловым он разрабатывает непрерывно действующую трубчатую установку термического крекинга нефти, в результате которого и получается автомобильный бензин.



Весь нефтяной Азербайджан смог в принципе подняться, и держится сейчас только благодаря изобретениям русского Инженера Владимира Григорьевича Шухова!
Да что там Азербайджан, российская промышленность поднялась из разрухи в 20-30-ые годы во многом благодаря его изобретениям и инженерным разработкам.

Шухов является изобретателем первых в мире гиперболоидных конструкций и металлических сетчатых оболочек строительных конструкций (патенты Российской империи № 1894, № 1895, № 1896; от 12 марта 1899 года, заявленные В. Г. Шуховым 27.03.1895 −11.01.1896).

Для Всероссийской промышленной и художественной выставки 1896 года в Нижнем Новгороде Шухов построил восемь павильонов с первыми в мире перекрытиями в виде сетчатых оболочек, первое в мире перекрытие в виде стальной мембраны (Ротонда Шухова) и первую в мире гиперболоидную башню удивительной красоты (была куплена после выставки меценатом Ю. С. Нечаевым-Мальцовым и перенесена в его имение Полибино (Липецкая область), сохранилась до настоящего времени).



Оболочка гиперболоида вращения явилась совершенно новой, никогда раньше не применявшейся в архитектуре формой. После Нижегородской выставки 1896 года Шухов разработал многочисленные конструкции разнообразных сетчатых стальных оболочек и использовал их в сотнях сооружений: перекрытиях общественных зданий и промышленных объектов, водонапорных башнях, морских маяках, мачтах военных кораблей и опорах линий электропередач.



70-метровый сетчатый стальной Аджигольский маяк под Херсоном — самая высокая односекционная гиперболоидная конструкция Шухова.
Уникальный по конструкции сетчатый стальной гиперболоидный маяк в Днепровском лимане напротив сёл Рыбальче Голопристанского района и Станислав Белозёрского района Херсонской области у Южного берега Днепровского лимана.




Радиобашня на Шаболовке в Москве стала самой высокой из многосекционных шуховских башен (160 метров).
Гиперболоидная конструкция оказалась очень экономичной с точки зрения металлоемкости, но при этом достаточно прочной. А ее ажурность позволяет эффективно противостоять ветровой нагрузке, главному врагу высотных сооружений. Элементы конструкции просты в производстве, следовательно, стоимость их невысокая. При строительстве не требуется применения сложных или трудоемких технологий, так как соединения выполнялись методом клепки. Устойчивость башни обеспечивается не только за счет взаиморасположения балок, составляющих гиперболоиды, но и благодаря некоторой доле подвижности клепаных соединений, в отличие от сварных или болтовых.



Хотя Шуховская башня в 2 раза ниже Эйфелевой, все же интересно провести поверхностное сравнение данных проектов. О металлоемкости уже упоминалось выше: при сравнимой высоте на конструкцию Шухова требуется в 3 раза меньше металла. Кроме того, башня на Шаболовке более технологична с точки зрения разнообразия номенклатуры деталей и соединительных узлов.

Вот копия чертежа 1919 года:



Башня состоит из прямых балок и кольцевых опор, простых и недорогих в изготовлении. Узловые соединения также имеют простую конфигурацию. Несмотря на то, что фактические конфигурации узлов не совпадают с проектом, они остаются столь же простыми и технологичными.
https://habr.com/ru/company/mailru/blog/391819/



Ротонда Шухова — круглый стальной павильон-ротонда, построенный инженером В. Г. Шуховым для Всероссийской промышленной и художественной выставки 1896 года в Нижнем Новгороде.




Он никуда не эмигрировал и презирал эту мысль. Он всегда был только с Россией!
Шухов блестяще владел тремя иностранными языками, считал для себя невозможным сидеть в присутствии женщины; он сделал сотни изобретений, но запатентовал только 15 из них – было некогда этим заниматься. И написал лишь 20 научных работ, потому что работал и работал на практику, на жизнь, которая постоянно подбрасывала ему задачи.

Кстати, первыми, кто украл патент Шухова на нефтеперегонную установку были американцы. Ведь эта установка открывала новую эру в переработке нефти и получения из нее бензина и всех остальных составляющих. Американскими «изобретателями» такой установки называли себя некто Бартон, Даббс, Кларк, Холл, Ритман, Эбил, Грей, Гринстит, Макком, Айсом. О патентах Шухова Америка «не вспоминала».

Вторыми, кто украл его изобретения, были немцы. А когда Шухов, возмущенный бесцеремонным воровством его уже реализованных в России идей нефтяных резервуаров, написал некому немецкому инженеру Штиглецу письмо, то получил милый ответ: «Вряд ли известному инженеру Шухову будет особенно важно признание за ним и этого вопроса».
Вот так цивилизованные страны поступают с русскими изобретателями, когда им очень нужно.

Но все-таки потрясли Шухова в этом смысле американцы. И не какие-то заокеанские прохиндеи, а вполне солидные богатейшие люди. В 1923 голодном году в Россию к Шухову приехала комиссия Синклера – конкурента Рокфеллера по нефтяному бизнесу. Официальная цель комиссии – выяснить действительный приоритет изобретения крекинга, то есть той самой нефтеперегонки.



Синклер был недоволен, что Рокфеллер присвоил право им пользоваться только для своей компании. Шухов в беседе, как говорится, на пальцах, с документами доказал свой приоритет.

Знаете, что сделали «уважаемые» американцы? Они в конце беседы вынули из портфеля пачки своих долларов и положили перед Шуховым сумму в $50000. В общем, решили, что русский гениальный инженер тут же распластается перед их деньгами. Шухов побагровел и ледяным голосом сказал, что его устраивает зарплата, которую он получает от российского государства, и господа могут забрать деньги со стола.
https://www.anaga.ru/shuhov.htm



Tags: Российская Империя, архитектура, изобретения, наука, наши герои, нефть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments